Эх-коммерция…

Сначала люди придумали новую организацию цифровых коммуникаций. Она оказалась не только весьма устойчивой, как и задумывалось, но и способной к саморазвитию. Из коммуникационной системы образовалась информационная среда, распространившаяся в глобальных масштабах. У Интернета обнаружилась масса потенциальных возможностей для удовлетворения как существующих, так и новых потребностей людей. Возник спрос и предложения на всевозможные услуги — появилась коммерция. Всю эту коммерцию, каким-либо боком связанную с глобальной Сетью стали называть «электронной», «е-коммерцией» и даже «е-бизнесом».

К концу 90-х в мире количество кабелей и их толщина превысили критические рубежи, открылись еще более грандиозные возможности, и начался бум. Инвестиции потекли к е-бизнесменам мощным потоком, доткомы толстели и раздувались. Виртуальное пространство стало похоже на финансово-биржевое, где люди ничего не производят, а торгуют потенциальными возможностями компаний и своими надеждами. К 2000 году выяснилось, что многие надежды были преувеличены и инвестиции остановились. Все, что было раздуто, полопалось или было сильно подспущено. Знаменитый кризис поменял акценты и многие представления. Сейчас денежки идут только к тем, кто что-то производит и может это наглядно показать. Считается, что в настоящий момент мы живем при окончании большого кризиса е-коммерции и как бы начале ее возрождения на новой более материалистической основе. Доткомы создаются под бизнес-планы, а не сюрреалистические прожекты, тогда как простые граждане уже почти не морочатся проблемой «Как заработать в Интернете».

Правда сейчас, похоже, наступает пора аналогичного переосмысления сферы финансово-биржевой, где тоже оказалось много песчаных замков. Но эти куда более мощные потрясения еще только начинаются.

Какая же новая картина внедрения информационных технологий и электронной коммерции складывается сейчас? Серьезные западные исследования охватывают период до конца 2001 года. Еще в пике кризиса в августе 2000 консалтинговая компания McConnell International провела исследования развития индустрии высоких технологий в различных странах. На основе обработанных данных был выведен некий индекс «e-readiness» (readiness — готовность, подготовленность), который характеризует готовность каждой страны к внедрению и развитию информационных технологий. Учитывались такие факторы, как степень интернетизации, уровень развития коммуникаций, качество подготовки специалистов, внимание правительства к нуждам индустрии, готовность финансовых институтов к электронному бизнесу.

Исследования McConnell показали, что наиболее готовы к эпохе цифровой экономики страны Юго-Восточной Азии, а также Центральной и Восточной Европы. Наивысший рейтинг из всех стран получили Эстония и Тайвань. Тайвань, поскольку он является центром мирового производства компьютерных чипов памяти. А в Эстонии высокие показатели по подготовке кадров, общему бизнес-климату и уровню интернетизации. Хуже всего обстоят дела в странах Африки и Ближнего Востока. В целом 42% взрослого населения Земли никогда не пользовались даже телефоном, и доступ в Интернет для них крайне затруднителен.

Согласно отчету, в 2000 году Россия оказалась в числе таких стран, как Индонезия, Китай и Саудовская Аравия, где дальнейшее развитие новых технологий тормозится инфраструктурными проблемами. Индия и Россия были названы «кузницами кадров», где даже высоко квалифицированные специалисты являются мертвым грузом для страны, которая не может предоставить им соответствующую работу.

В мае 2001 исследовательская компания META Group представила масштабный и подробный отчет о состоянии электронной коммерции в 47 странах мира. Помимо общего сравнительного анализа, отдельный отчет составлен по каждой из стран. Первая десятка рейтинга выглядит следующим образом (верхние позиции занимают страны, в которых наиболее хорошо обстоят дела в области электронной коммерции):

— США
— Финляндия
— Исландия
— Канада
— Голландия
— Швеция
— Австралия
— Дания
— Ирландия
— Новая Зеландия

Россия в списке из 47 стран оказалась на 36 месте.
Основные показатели, по которым производился анализ:

— Финансовые транзакции (общее количество, объемы и уровень безопасности)
— Грамотность и образованность населения (определяются по многим критериям, в число которых входят расходы государства на образование)
— Потенциал рынка (уровень жизни, покупательская способность, конкурентоспособность товаров и другие критерии)
— Глобализация (вовлеченность в интеграционные международные экономические процессы, отношение к иностранным инвестициям, защита национального производителя)
— Развитие технологий (вовлеченность молодежи в развитие науки и технологий, количество компьютеров и интернет-соединений на душу населения, инвестиции в телекоммуникации)

Авторы исследования отметили, что независимо от положения в рейтинге, положительные сдвиги происходят во всех рассмотренных странах.

Россия с ее 36-м местом заслужила следующие оценки:

«В ближайшем обозримом будущем потенциал электронного бизнеса в России ограничен. Наиболее жизнеспособен сектор B2B, особенно в сфере, связанной с национальными природными ресурсами. Сектор B2C (ориентированный на потребительский рынок) все еще далек от реальности из-за недостаточной телекоммуникационной инфраструктуры и недоступности кредитных карт».

На душу населения в России в год выпускается 0,0012 кредитки (45 место по этому показателю). Конфиденциальность транзакций в России заслужила последнее, 47 место. Рейтинг России почти по всем другим показателям еще ниже общего 36 места. Ситуацию спасли только поголовная российская грамотность — 1 место (!), охват населения средним образованием (8 место) и использование компьютеров (12 место).

Из 24 показателей в семи Россия заняла последние 5 мест. Помимо уже указанных, это: экономическая грамотность, уровень жизни, отношение к своим и иностранным компаниям, протекционизм отечественных товаров, вовлеченность молодежи в развитие науки и технологий. По количеству интернет-соединений (хостов на 1000 населения) мы на 39 месте. По инвестициям в телекоммуникации — на 44-м.

К концу 2001 года, по данным компании Webmergers.com, которая специализируется на купле-продаже доткомов, количество интернет-компаний, обанкротившихся в том году, стало вдвое больше, чем в 2000-м, однако скорость вымирания доткомов под конец года снизилась. Закрылось 537 более-менее серьезных интернет-компаний, а в 2000-м — всего 225. При этом в 2001 году гораздо активнее закрывались компании типа B2B, чем те, которые имеют дело непосредственно с потребителями. Было отмечено, что пик банкротства интернет-компаний пройден. Всего в том году насчитывалось от 7.000 до 10.000 интернет-компаний, которые формально получили финансирование. Таким образом, количество обанкротившихся составило не более 10 процентов от всех доткомов.

В российском сегменте Интернета в 2001 также наблюдалось некоторое успокоение бума электронной коммерции, что выразилось в закрытии многих интернет-магазинов, а также в существенном «сужении» порталов. Предвыборная лихорадка 2000 года, породившая множество интернет-СМИ, также закончилась — в связи с чем в 2001 году интернет-СМИ Рунета понемногу вымирали. Продолжала процветать только интернет-реклама.

Оценки нынешней российской электронной коммерции можно услышать самые разные, в зависимости от «эксперта». Журналистам нравится драматизировать ситуацию — говорить, что все умерло, а особо посвященным — что ничего и не было вовсе. При этом обычно сравниваются западные десятки и сотни миллиардов долларов с несколькими миллионами российских. Сами е-бизнесмены говорят про трудности, но бодрятся и пытаются говорить с оптимистическим выражением лица. Иллюзии закончились и в России, хотя хлопок был куда скромнее, чем на Западе по причине той же арифметической разницы в порядках.

Источник: weblook.ru

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*

6 + 13 =