Лети, ратура (неряшливые тезисы без единой cсылки)

С русской литературой в Интернете произошло, в общем-то, то же самое, что с ней произошло вне Интернета.

На первых порах вся нетехническая (общекультурная) жизнь Интернета была по необходимости литературной. Как обычно бывает, в новой среде (тогда это был USENET, с его довольно специфическими обитателями образца первой половины 90-х) выработались некоторые каноны и авторитеты — я имею в виду и ориентацию на определенные литературные вкусы (например, в 96 году было такое впечатление, что, кроме Пелевина, в Сети никто никого не читает, а кроме Щербакова — не слушает; при этом подмножество любителей Пелевина, скорее, не совпадало с подмножеством любителей Щербакова — просто обе партии были очень активны),и создание некоторой внутренней иерархии, со своими талантами и их поклонниками. Именно из сетей USENET’а вылетела эта птичка — сетевая словесность. Куда же она полетела?

Потенциально было изначально заложено три пути развития «сетературы» (жуткое слово, иногда мне снится, что это я его придумал, и я просыпаюсь в холодном поту), связанные с тремя разными аспектами соприкосновения словесности и Интернета.

Один из них связан с тем, что сеть может использоваться как среда распространения текстов. Это — «серьезный» путь, претендующий на собирание литературных сил под одно крыло и создание некоторого супер-альманаха публикующейся в Сети литературы и/или конкурса такой литературы.

Второй путь — игровой, ведущий к специфическим сетевым литературным салонам, где взрослые дяди и тети сочиняют японские трехстишия и стихи на заданную рифму, к созданию виртуальных личностей и игре с ними. Он возможен постольку, поскольку разные сугубо сетевые особенности и примочки могут использоваться как некоторый художественный прием.

Третий, самый, по-моему, неинтересный путь связан с Сетью как темой и материалом (это, кажется, называется «киберпанком»). Конечно, на любую тему можно написать хорошо, но я покуда ничего хорошего о Сети не читал.

Беда наша состояла в том, что все были страшно энтузиастичны и плохо различали первое, второе и третье — от такого смешения каши, компота и борща и родился конкурс «Тенета», вполне полезный, впрочем, в свое время, как некий манифест культурных сил, таящихся в пучинах.

В этих пучинах, между прочим, уже тогда таилось довольно много читателей, некоторые из которых были одновременно в душе и писателями, пошла цепная реакция, давшая, в конце концов, ряд удивительных проектов, где каждый может опубликовать свои произведения. Возникшая ниоткуда параллельная литературная среда вызвала сперва смешную реакцию разных литфункционеров (тут все неграмотные! тут рядом с Пушкиным голые бабы! тут кто угодно может опубликовать что угодно! тут меня обозвали «козлом с бородой»!), но потом функционеры притерпелись и потихоньку в параллельную систему встроились, одновременно встроив ее в свое кладбище деревьев. Вот и славно.

В целом, можно с удовольствием констатировать, что Сеть как среда публикации нашла свое место в литературной жизни — порукой тому и некоторое время печатавшиеся в толстых журналах литературно-сетевые обозрения, и бумажные удачи авторов, публикующихся на одном из таких сайтов — прекрасного Геласимова и душераздирающей Денежкиной.

Сетевые игры, напротив, поутихли — новые не появляются (а если появляются, то, даже собирая трафик в десятки разов больше, чем старое доброе «Буриме», не собирают его в процентном отношении даже близко к оному-96). Думается, это связано с визуализацией Сети: картинок стало больше, а монторы и полосы стали ширше. Соответственно, экспериментировать стали со словом (опять же, в процентном отношении) меньше, чем с изображением и звуком.

Что касается произведений о Сети, то те, что мне попадались, все крутятся вокруг темы нахождения в реальном мире чего-то из мира виртуального: любовные, политические и фантастические ли ценности ищутся, не так уж важно, все равно получается «Амур и Психея» («Аленький Цветочек» тож). Думается, сложность тут состоит в словесном, литературном характере самого объекта, он сам по себе — уже текст (не о хакерах же с их бинарниками писать). Впрочем, не исключено, что еще один новый Гоголь явится и обрадует нас новым сентиментальным романом в e-mail’ах (только читать его будет ужасно тяжело — из-за включенных в тексты цитат).

В общем, пускай летит, куда летится, пожелаем ей удачи.

Источник: weblook.ru

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*

20 − два =