«Цензура набирает обороты»

Своим взглядом на нашумевшее в последнее время «Дело Шохди Нагиба» с читателями Рунет.Ру делится Настик Грызунова — российская журналистка, подруга египетского коллеги, и один из организаторов акции в поддержку Шохди.

— Шохди Нагибу Суруру вменяются в вину вещи совершенно невероятные. Обвинение в распространении порнографии, разумеется, притянуто за уши. Единственный повод назвать поэму Нагиба Сурура «Кусс Уммият» порнографией — использование в ней обсценной лексики, которая в арабском, как и во многих других языках, обозначает половые органы и все с ними связанное. Однако мне трудно представить, что творится в голове человека, считающего, что фразу «Египет [cenzored] все кому не лень» можно считать отрывком из порнографического произведения.

Поэма распространялась в Египте в списках и магнитофонных записях на протяжении трех десятков лет, и никто никогда не подвергался в этой связи преследованиям — в том числе и собственно автор. По сути дела, Шохди Нагибу грозит теперь тюремное заключение за публикацию художественного произведения политического характера, не вызывающего восторга у египетских властей, и притом за публикацию в среде, которую эти власти принципиально неспособны контролировать. Я склоняюсь к мысли, что весь процесс против Шохди — симптом панического состояния египетских властей: они осознали факт существования Интернета и теперь просто не понимают, как им действовать в этой связи.

То обстоятельство, что каирский суд вообще посчитал возможным рассматривать дело о публикации на американском сервере, явно не подпадающем под юрисдикцию Египта, — решение откровенно абсурдное, — тоже свидетельствует о полнейшей растерянности египетских правоохранительных органов. Они привыкли иметь дело с легко контролируемыми средами. Мир успел измениться. Бледные копии поэмы, отпечатанные на пишмашинке, им, по понятным причинам, менее опасны, чем веб-публикация. Объективной возможности бороться с распространением в Сети неугодных любому правительству материалов не существует (за исключением тех, относительно которых правительства успели прийти к каким-то соглашениям — условно говоря, наркотики, пропаганда насилия, детская порнография, whatever — их не так много). Поэтому суд паралитически дергается и принимает откровенно абсурдные решения.

Пикетирование египетского посольства в Москве проводилось с двумя целями. Во-первых, мы хотели указать египетским властям на очевидную неадекватность судебного вердикта по этому делу. И, во-вторых, мы хотели привлечь внимание к проблеме цензуры в Интернете в целом — тенденции, которая в последнее время явно набирает обороты. То, что происходит сейчас с Шохди в Египте, может запросто повториться с кем-нибудь другим в Москве через пару месяцев (что, собственно, доказывают иски к Владимиру Сорокину и Баяну Ширянову, например). Поскольку власть, вне зависимости от того, какой именно страной она рулит, обычно использует одинаковые методы.

Источник: weblook.ru

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*

5 × 5 =